Николай Полисский: «Мне нравится, когда художники меняют что-то в жизни — не просто для себя делают»

Опубликовано: 28.08.2018

Николай Полисский. «Сельпо». 2015

Ежегодный международный фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в Калужской области, в этом году проходящий с 31 июля по 2 августа, празднует свой десятилетний юбилей. На этот раз он посвящен месту, где проживает большинство помощников идейного вдохновителя «Архстояния», скульптора и художника Николая Полисского — соседней деревне Звизжи. Именно там расположатся основные объекты фестиваля: «Бельведер Звизжский» — преобразованная архитектором и дизайнером Алексеем Козырем остановка общественного транспорта при въезде в деревню, созданный архитектором Сергеем Чобаном «Музей сельского труда» — земляная колонна, возвышающаяся среди картофельного поля, «ДК Звизжи» — переделанный вдохновленными деревянными птицами счастья с хвостами-веерами архитекторами бюро Archpoint вход в местный дом культуры — и, наконец, реконструированный самим Николаем Полисским бывший сельский магазин — «Сельпо», на который в прямом смысле слова крепится инсталляция Олега Макарова «Полихорд» («Гусли-самогуды»).


Жиль Клеман, "Сад идет" (Gilles Clement, "Le jardin en movement")

Это «Архстояние» будет первым после того, как предприниматель Максим Ноготков , в 2010 году выкупивший более 600 га земли вокруг Никола-Ленивца, где традиционно проходил фестиваль, и создавший управляющую компанию «Архполис», занимавшуюся развитием инфраструктуры фестиваля, потерял половину активов и приостановил здесь свою деятельность. По словам Николая Полисского, критических проблем с финансированием у фестиваля нет: средства поступают непосредственно от посетителей «Архстояния», а также от мелких спонсоров.

«Я вам точно скажу, что деньги в этом месте не играют никакой роли. Все деньги, которые притаскивал сюда Ноготков, совершенно бездарнейшим образом тратились. Может быть, 1% приходился на какую-то правильную деятельность. Все, что они здесь творили, было как-то буржуазно отвратительно и не связано ни с какой жизнью и правдой. Когда они наконец свалили отсюда — не до конца, правда, но все-таки, — сразу стало ясно, как без них хорошо», — так прокомментировал ситуацию Полисский. Он также добавил, что в настоящее время его деятельности на территориях, до сих пор принадлежащих Ноготкову, никто не препятствует, однако, как будет развиваться ситуация, пока не ясно.

Николай Полисский рассказал и о создании его собственного проекта на грядущем «Архстоянии» — тотальной скульптуры из деревянных блоков «Сельпо»: «Я давно думал об этой руине, которая стоит уже 25 лет, через два года она бы просто погибла. Это бывший магазин, сельпо, в который я еще сам заходил и покупал какие-то продукты. В общем, для жителей деревни многое с ним связано: кто-то родился уже после его руинирования, кто-то туда ходил за водкой-селедкой. Это главное место в деревне при въезде, на площади — пафосное место, как в любом населенном пункте. Мне было все время обидно, что там стоит такая жуткая руина, которая распространяет тень какой-то гнусной разрушенной жизни. В этом году я решил что-то все-таки делать — без денег, без материалов, без ничего. Началось все с того, что я стал собирать наши отходы производства, хотя потом все равно пришлось, конечно, потратиться. Деньги собирали буквально с миру по нитке, потому что нужно было заново покрыть крышу, укрепить стены — требовались капитальные вложения. Я обратился к людям из деревни и тем, кто приезжает к нам на фестиваль, с просьбой помочь одним ударом изменить облик этого места. Наше сооружение превращает его в какой-то такой храм, в нашем случае посвященный культуре, искусству — мы не привязываемся ни к какой религии. Эта руина превратилась в скульптуру, которая не несет никаких функций, кроме культурной. Надеюсь, в дальнейшем произойдет развитие, может, кто-то ее отреставрирует, сделает что-то нужное и полезное людям — мы стараемся обратить на нее внимание. Мне нравится, когда художники меняют что-то в жизни — не просто для себя делают».

rss