Тамара Синявская: "Было много подарков — Жизнь, Голос, Большой театр и Муслим"

Опубликовано: 28.08.2018

Тамара Синявская

Народная артистка СССР, профессор, заведующая кафедрой вокального искусства ГИТИСа Тамара Синявская в пятницу, 6 июля 2018, отмечает 75-летие.

Певица рассказала в интервью о главных подарках в своей жизни, о том, почему она не любит отмечать этот праздник, и о том, почему держит голос “в форме”, хотя и отказывается от выступлений.

— Тамара Ильинична, как вы будете отмечать юбилей — творческим вечером или в узком кругу друзей?

— Во-первых, я ничего не планирую. К счастью, у меня есть друзья, которые, наверное, это сделают. А я буду участницей своего же дня рождения. Во-вторых, я не большая поклонница празднования не только юбилеев, но даже дней рождения. Вы должны меня понять как женщина. Я не знаю женщин, которые любят праздновать прибавление еще одного года. Вообще для меня это не главное. А главное — быть в форме, быть здоровой, быть в хорошем состоянии духа.

— Все же в продолжение темы. Известным людям часто делают необычные подарки. Вот и в вашу честь названа одна из планет Солнечной системы. Какой подарок для вас дороже всего?

— Много было подарков — Жизнь, Голос, Большой театр… Господь Бог подарил мне один подарок, и зовут его Муслим.

— Какое произведение из вашего огромного репертуара или композитор вам наиболее близки?

— Я должна вам сказать, что среди всех тех ролей-партий, которые я исполняла на сцене Большого театра на протяжении 40 лет, у меня не было нелюбимых. И быть не могло. Встречаясь с Мусоргским, Чайковским, Верди, Бородиным, Моцартом, я могла их не любить? Нет, я любила их всех и, кстати сказать, люблю до сих пор.

Тамара Синявская: «Рядом с Муслимом я была просто женщиной»

— Как-то вы сказали в одном из интервью, что ежедневно “здороваетесь” со своим голосом, пропевая любимые арии. Сохраняете эту традицию?

— Это не совсем верный вопрос. Здороваться — я здороваюсь, но бывает такое самочувствие, что больше, чем сказать “здравствуй” своему голосу, я, к сожалению, не могу. Стараюсь пропеть из арий те куски, которые мне хотелось бы до сих пор “наградить мастерством”, чтобы, если, к примеру, я должна была бы выйти завтра на сцену, это было бы по самому высшему классу. Вот что такое — заниматься ежедневно. Я счастлива, что у меня нет безразличия к моей профессии — и прежней, и нынешней. Я получаю от этого удовольствие.

— А когда вы в последний раз выступали для публики?

— “Для публики” я не пою уже десять лет, всем это известно.

— Может быть, для ближайших друзей…

— Никогда в жизни! А какая разница — для близких друзей или для публики? Для меня все они слушатели. А для того, чтобы петь, нужно иметь спокойное сердце и хорошее состояние души, о котором мы говорить сейчас не будем.

Тамара Синявская: “Ностальгию по сцене я не испытываю”

— Давайте поговорим о вашей второй профессии — преподавании. Что считаете вашим главным успехом на этом поприще?

— Как я могу дать себе оценку? Пропев 40 лет на сцене Большого театра, до сих пор не могу рассказывать о своих “успехах”. Об этом лучше судить слушателям и критикам. Что касается преподавательской деятельности, то это тоже не моя прерогатива — это, скорее, прерогатива моих учеников и коллег, которые вместе со мной занимаются этим благородным делом в институте.

— Хорошо, а тем, с кем вы занимаетесь, можете дать оценку? Много ли по-настоящему талантливых?

— Я считаю, что когда человек приходит в институт и начинает заниматься серьезным вокалом — это рождение личности, рождение в будущем музыканта, певца, артиста. Когда рождается ребенок, родители радуются его появлению, потом они прикладывают все силы к его воспитанию, и то они не всегда могут дать объективную оценку своему ребенку, пока он находится под их крылом. Только жизнь по-настоящему может дать оценку. Поэтому и я стараюсь не давать оценки.

На самом деле я могу предположить, что случится с тем или иным певцом, и, как правило, угадываю. Но это не угадывание, это опыт.

— Другая грань вашей теперешней жизни — это Международный конкурс вокалистов им. Муслима Магомаева. Как отбираете участников?

— На этот конкурс откликаются практически со всех уголков мира, благодаря в том числе и интернету. И наши бывшие соотечественники, и те, кто только по рассказам родственников или других музыкантов узнают о существовании этого конкурса и в честь кого он назван, начинают интересоваться. Планка очень высокая. Не каждый решится участвовать в конкурсе, который носит имя Муслима Магомаева. Не мне вам говорить, что о нем знали все, как он звучал и звучит до сих пор во многих домах.

— Следите за дальнейшей творческой судьбой участников конкурса?

— За некоторыми конкурсантами стараемся наблюдать, кто-то, конечно, теряется из поля зрения. Могу сказать одно: у конкурсантов, которые получили признание на этом конкурсе, начинается новая фаза их музыкальной жизни. Конкурсанты дают о себе знать в разных уголках мира, и мне это очень приятно.

Тамара Синявская: “Ругаться на весь мир – очень низкий уровень!..”

— В этом году конкурс пройдет в пятый раз. Наверное, можно уже подвести некоторые промежуточные итоги. На ваш профессиональный взгляд, удалось ли найти кого-то, разумеется, не в равной степени, но хоть приблизительно столь талантливого, как Муслим Магометович, в части его умения совмещать классику и эстраду?

— Если вам буду рассказывать, какой вкус у мороженого, вы все равно этого не почувствуете. Об этом говорить не стоит. Лучше один раз собственными ушами услышать. Во-вторых, подводить итоги я не могу — это не такая большая дата. И вообще вы знаете, когда люди подводят итоги?.. Меня немного пугает эта фраза.

— Тамара Ильинична, какой главный совет вы бы дали молодым певцам — и своим студентам, и тем, кто участвует в конкурсе имени Магомаева?

— Человеку, если он обладает прекрасным голосом, музыкальностью, сценическим обаянием и чем-то еще таким, что поможет взять в плен огромный зал, я бы посоветовала душевного равновесия, внутреннего спокойствия и… победы!

Анастасия Силкина, ТАСС

rss